Иван Дурак и происки Кащея (1991)

Шел Иванушка, шел по лесу. А в лесу темно, страшно, холодно, несмотря на лето, огокает кто-то, угукает. На лампу всякое мерзкое насекомое прет. А Иванушке в голову мысли всякие лезут, фильм ужасов, смотренный намедни в сельском клубе, в подробностях вспоминается. Но, раз батька велел, значит, жениться надо.

И тут он услышал, будто кто-то кричит. Помогите, мол, спасите, помираю!.. Дурак про стрелу совсем забыл, побежал на голос. Вдруг кто-то и впрямь в беду попал?

Вскоре лучи его керосиновой лампы осветили небольшую полянку.

Посреди полянки стоял старый трухлявый пень, а вокруг него что-то шевелилось.

Иванушка подошел поближе и разглядел, что это какой-то старик в фуфайке прищемил во пне нижнюю губу, которая вытянулась у него не менее, чем на полметра. Мужик вяло орал. Он устал, наверное, орать.

Иванушка достал из кармана ножик и немного расковырял пень. Губа высвободилась и, громко шлепнув, заняла свое место на сморщенной физиономии старика.

- Ну, спасибо тебе, хлопец, - сказал старик, немножко придя в себя. - Thank you тебе very match...

- Да чего там, - ответил добродушный Иванушка, засовывая ножик обратно в карман и собираясь было уходить.

- Алло, алло! - крикнул ему вслед старик. - Погоди, хлопец, я есть мог бы тебе э... помощь... э...

- Да чего там, - вновь ответил Иванушка, но, тем не менее, остановился.

Странная манера старика разговаривать, применяя непонятные иностранные слова, несколько озадачила его.

- Дошло до меня, о хлопец, - произнес старик загробным голосом, закатив глаза, - что ты стрелу ищешь.

- Ищешь, - не мог не подтвердить слухов Иванушка.

- На тебе стрелу, - сказал старик. - Это не простая стрела. Волшебная. В кого она попадет, если ею выстрелить, известно заранее. Девка хорошая. Плохого не насоветую. В знак благодарности. С нею тебя ждет счастье, совет и любовь. Ну и, конечно, полная гармония в интимной жизни. Но добраться до нее, до девки то есть, большая сложность. Тебе надо будет пройти огонь, воду и всякие там...

- Э, старик! - сказал Иванушка. - Спасибо, конечно, да я уж сам как-нибудь, без этих, всяких там...

- Да ты что, дурак?..

- Да.

- ...Не понимаешь, что ли, куда я клоню? Ну да и хрен с тобой. Вот стрела, а там делай, что хочешь.

Старик вынул из кармана стрелу, положил ее перед Иваном на пень и растаял в воздухе. "Ну ладно, - подумал Иванушка. - Хоть стрелу делать не надо." Он осветил лампой оставленный стариком предмет и аж присвистнул. Стрела была хитрая. Внешним видом она и впрямь походила на обычную стрелу, но, в отличие от последней, была изготовлена то ли из стекла, то ли из хрусталя. Внутри ее каким-то непонятным образом в великом множестве размещались разные мелкие кружочки и прямоугольнички, имеющие различный цвет. Некоторые из них слабо светились. Острие стрелы имело форму конуса с некоторым количеством маленьких дырочек. А там, где должно было быть стабилизирующее полет оперение, располагался странный нарост будто бы из янтаря. На наросте имелась красная кнопка.

"Мудреная какая вещица" - подумал Иванушка, спрятал подарок за пазуху и пошел домой спать.

Утром, чуть свет, мужик Сидор вылез из избы и принялся кликать своих сыновей.

- Эй! - кричал он. - Фома! Ерема! Эта, Дурак! Все пятеро к этому... ну к хлеву, хотя ба!

Братья собрались, с интересом поглядывая друг на друга. У кого чего. Старший брат успел-таки за ночь выстругать титановую стрелу. Средний брат был сонный и вместо стрелы принес треснувшее копье из-за печки. Иванушка же подарка своего раньше времени не показывал.

- Ну что, пойдем в поле! - приказал Сидор.

Братья взяли каждый по луку и пошли в поле, потому что там было удобней стрелять.

По дороге за ними увязалась целая деревня свидетелей. Каждому было интересно узнать, чем кончится мероприятие.

Первому стрелять было велено Фоме - брату старшему. Стрела у него была модная, лук импортный, татаро-монгольский, да и выстрелил он с присущей себе отточенной стрелковой техникой.

Стрела взвилась высоко в воздух и опустилась где-то далеко за деревней.

- Ну, я пойду, однако, - сказал старший брат Фома под радостные вопли толпы и отправился выискивать, в кого его стрела попала.

Настала очередь среднего брата. Ерема взял копье, сказал: "Спокойно, папаша, не надо нервов!" - и метнул оружие прямо в толпу.

Женщины хором взвизгнули, а мужики заматерились.

- Ну чево? В каво я попал-та? - спросил Ерема.

- В мэня, дарагой, в мэня, - произнес низкий хриплый голос.

От толпы отделился здоровенный волосатый мужчина кавказской национальности. В зубах он держал Еремино копье. Он приблизился к жениху, внимательно его осмотрел и сказал:

- Ну пашлы, дарагой!

С этими словами он взял парализованного Ерему за руку и они затерялись в толпе.

Тогда приготовился стрелять Иванушка. Он достал из-за пазухи свою волшебную стрелу и нажал на красную кнопку. Внутри стеклянного древка принялась пульсировать светодиодная лампочка, а из дырчатого наконечника повылазили тонкие усики, шевелящиеся на ветру. Затем стрела поднялась в воздух и стала левитировать над головами людей, вертя щетинистым концом в разные стороны и, вероятно, выискивая добычу. Потом она внезапно замерла и ее усики задрожали от возбуждения.
Все дружно задрали головы кверху и стали наблюдать, как стрела, плавно покачиваясь, тронулась в путь. Иванушка двинул за нею. Все взоры теперь были устремлены на него.

И уж никто не слышал далеких криков старшего брата Фомы.

- Нашел! - кричал он. - Нашел!..


© Михаил 'mag' ГОЛУБЕВ